Практика по уголовным делам

Здесь я делюсь своей практикой по уголовному делу, которое закончилось оправдательным приговором. Дело было резонансным, по всем центральным каналам России прошла новость о том, что задержали женщину планировавшую убить с помощью найма, бывшего мужа. Казалось бы, дело уже имело предсказуемый финал, если бы не оказалось, что имелась интрига, месть со стороны потерпевшего. История похожа с одной стороны на трагедию, с другой стороны на детектив с элементами фарса, мести, ревности, обиды.. Все это пришлось доказывать в суде, с помощью свидетелей, которые приехали с Череповца и переписки подзащитной с потерпевшим. На всем протяжении следствия, я пыталась морально подготовить свою подзащитную к возможному реальному заключению, но когда в первой инстанции судья огласила приговор, даже у меня подкосились ноги…почти шесть лет реального срока. Пока готовила апелляцию, почти каждую неделю приходилось ездить к Наталье в изолятор, что бы хоть как то поддержать ее. В итоге Верховный суд нашу жалобу удовлетворил, приговор отменили, Наталью оправдали, но это факт, к сожалению, телевизионные каналы, как то скромно умолчали.

Только после того, как состоялось судебное решение по реабилитации Натальи, ВГТРК дал объемный сюжет по этому делу.

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ ПРИГОВОР

Докладчик Городничева Е.А. Апелляционное дело

№ 22-3033/2014 Судья Балясина Н.В

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации 26 ноября 2014 года г. Чебоксары Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики в составе председательствующего Городничевой Е.А., судей Сумина О.С. и Никитина С.В., с участием прокурора отдела прокуратуры Чувашской Республики Акимова А.А., осужденной Шименковой Н.В., её защитника – адвоката Рыбаковой Н.В., при ведении протокола помощником судьи Деменчук Т.Г., рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденной Шименковой Н.В., адвоката Рыбаковой Н.В. на приговор Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 1 октября 2014 года, которым Шименкова Н.В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, <данные изъяты> не судимая осуждена по ч.3 ст.33, ч.1 ст.30, п. «з» ч.2 ст.105 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), с применением ст.64 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима и ограничением свободы сроком на 1 год. В соответствии со ст.53 УК РФ на неё возложены ограничения: не изменять место жительство или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; не выезжать за пределы муниципальных образований г.Чебоксары и г.Новочебоксарска Чувашской Республики, кроме выхода на работу, без разрешения специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; являться в данный орган на регистрацию 1 раз в месяц. Постановлено взыскать с Шименковой Н.В. в пользу ФИО1 50000 рублей в счет компенсации морального вреда. За потерпевшим – гражданским истцом ФИО1 в соответствии с ч.2 ст.309 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ) признано право на удовлетворение гражданского иска о возмещении материального ущерба с передачей вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. По делу разрешен вопрос о вещественных доказательствах, а также вопрос <данные изъяты>П. Заслушав доклад судьи Городничевой Е.А., доводы осужденной Шименковой Н.В., её защитника – адвоката Рыбаковой Н.В., поддержавших апелляционные жалобы, выступление прокурора Акимова А.А., полагавшего приговор подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия у с т а н о в и л а : Шименкова Н.В. осуждена за приготовление к совершению особо тяжкого преступления – убийства по найму в форме его организации, при следующих обстоятельствах. Согласно приговору Шименкова Н.В., имея умысел на совершение убийства своего бывшего супруга ФИО1 по найму, в один из дней декабря 2013 года начала осуществлять меры по приготовлению к совершению убийства ФИО1 путем приискания соучастников преступления, а затем, в период с 16 часов 00 минут до 17 часов 30 минут 7 февраля 2014 года, найдя исполнителя преступления, находясь в помещении кафе «<данные изъяты>», расположенного по адресу: <адрес>, действуя умышленно, приступила к организации убийства ФИО1, предоставив предполагаемому исполнителю преступления – «ФИО3» — лицу, содействующему органам, осуществляющим оперативно-розыскные мероприятия в связи с проверкой заявления ФИО1 о покушении Шименковой Н.В. на его убийство (далее «ФИО3»), сведения о местах жительства и работы ФИО1, возможных местах пребывания, об образе жизни и фотографию последнего. Затем, в период с 15 часов 00 минут до 16 часов 45 минут 14 февраля 2014 года Шименкова Н.В., продолжая свои преступные действия, направленные на совершение убийства ФИО1, находясь на участке местности возле <данные изъяты>, расположенного по адресу: <адрес>, повторно обговорила с «ФИО3» обстоятельства совершения убийства ФИО1 и договорилась о месте и времени встречи для передачи «ФИО3» денежных средств в сумме 10000 рублей, являющихся задатком за исполнение убийства ФИО1 Затем Шименкова Н.В., продолжая реализацию плана, направленного на совершение убийства ФИО1, в период с 13 часов 00 минут до 14 часов 25 минут 21 февраля 2014 года, находясь на участке местности возле <данные изъяты> расположенного по адресу: <адрес>, передала «ФИО3» в качестве задатка за исполнение убийства ФИО1 10000 рублей и сообщила о необходимости убийства последнего до конца февраля 2014 года. После этого Шименкова Н.В., желая довести до конца свой преступный умысел, направленный на организацию совершения убийства ФИО1 по найму, 11 марта 2014 года встретилась с «ФИО3» возле магазина «<данные изъяты>», расположенного по адресу: <адрес>, для установления факта убийства ФИО1 и обсуждения условий передачи оставшейся части денежных средств за совершение «ФИО3» убийства и получения доказательств совершения этого преступления, где и была задержана сотрудниками правоохранительных органов. Тем самым, Шименкова Н.В. создала все благоприятные условия для умышленного причинения смерти бывшему супругу ФИО1 путем найма исполнителя совершения убийства, предоставления тому сведений о местах нахождения ФИО1, фотографии последнего и уплаты вознаграждения. Однако, свой преступный умысел, непосредственно направленный на совершение убийства ФИО1, Шименкова Н.В. по независящим от неё обстоятельствам не смогла реализовать и довести до конца, так как ФИО1 своевременно сообщил о готовящемся в отношении него особо тяжком преступлении в правоохранительные органы, и преступная деятельность Шименковой Н.В. была пресечена правоохранительными органами, а сама Шименкова Н.В. была задержана. Указанные действия Шименковой Н.В. судом квалифицированы по ч.3 ст.33, ч.1 ст.30, п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ. В суде осужденная Шименкова Н.В. вину признала. В апелляционных жалобах: — осужденная Шименкова Н.В. выражает несогласие с приговором по мотиву его незаконности, необоснованности и несправедливости назначенного наказания. Считает, что потерпевший ФИО1 спровоцировал её на преступление путем подстрекательства. Приводит доводы о том, что познакомившись с ней в социальных сетях под чужим именем, ФИО1 стал активно интересоваться её бывшим мужем, семейным положением, и в ходе их общения предложил ей убрать мужа с помощью человека, который у него есть в кругу знакомых, а также оплатить услуги исполнителя; постоянно расспрашивал, не мешает ли ей муж, описывал способы устранения мужа, и под психологическим давлением добился от неё согласия на устранение мужа. Указывает, что на подстрекательство «ФИО4» (ФИО1) она согласилась из-за обиды на ФИО1, который после её ухода угрожал отобрать детей, а в период совместной жизни постоянно издевался над ней и <данные изъяты>, бил их. Считает, что суд не учел смягчающие наказание обстоятельства: явку с повинной, наличие <данные изъяты>, аморальное поведение потерпевшего. Просит приговор изменить и применить отсрочку отбывания наказания до достижения её детьми 14-летнего возраста, а также отказать ФИО1 в удовлетворении иска в части компенсации морального вреда в размере 50000 рублей; — адвокат Рыбакова Н.В. (в защиту интересов осужденной Шименковой Н.В.) приводит доводы о несогласии с приговором ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания. Указывает, что судом при назначении Шименковой Н.В. наказания не были в полной мере учтены смягчающие вину обстоятельства, а также поведение потерпевшего, явившегося поводом для совершения указанного преступления. Ссылаясь на показания свидетелей ФИО2, ФИО5, ФИО6 и ФИО7, указывает, что ФИО1 систематически избивал Шименкову Н.В., в том числе, во время беременности и сразу после рождения <данные изъяты>, издевался над <данные изъяты> Шименковой Н.В. Приводит доводы, что зарегистрировавшись в социальных сетях под именем ФИО4, ФИО1 начал переписку с Шименковой Н.В., вошел к последней в доверие, всячески поддерживал, поощряя к нелицеприятным высказываниям в отношении бывшего мужа (то есть, самого себя), первый предложил Шименковой физически устранить бывшего мужа (самого себя), сообщил о наличии у него возможности помочь в этом, предлагал способы устранения и материальную помощь по оплате услуг исполнителя, чем, по мнению автора жалобы, подстрекал Шименкову к совершению преступления. Указывает, что Шименкова не отрицала своей вины в том, что поддалась на подстрекательство со стороны потерпевшего, объясняя это тем, что боялась за судьбу сына, а также неприязненным отношением к потерпевшему, избивавшему осужденную и <данные изъяты> последней, а также уговорившему оформить кредиты на сумму более 600000 рублей, которые после развода, как и алименты, не выплачивал. Считает, что потерпевший намеренно в целях мести за развод, воспользовался стечением для осужденной тяжелой жизненной ситуации и путем подстрекательства подвел Шименкову Н.В. к совершению преступления. Просит приговор изменить: с учетом смягчающих обстоятельств в виде наличия <данные изъяты>, явки с повинной, аморального и противоправного поведения потерпевшего, отсутствия отягчающих обстоятельств и общественно-опасных последствий от действий Шименковой Н.В., назначить последней наказание ниже пяти лет с отсрочкой отбывания наказания до достижения младшим ребенком 14-летнего возраста. В возражениях на апелляционные жалобы старший помощник прокурора г.Новочебоксарска Чувашской Республики Когай М.К. просит приговор оставить без изменения, считая доводы жалоб несостоятельными. Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, судебная коллегия приходит к следующему. В соответствии со ст. 389.16 УПК РФ основанием для отмены приговора является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Признавая Шименкову Н.В. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.33, ч.1 ст.30, п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ, суд первой инстанции в основу приговора положил доказательства, состоящие из показаний потерпевшего ФИО1, свидетелей ФИО8, под псевдонимом «ФИО3», ФИО5, ФИО2, ФИО7, ФИО6, а также данных, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ) «наблюдение», «оперативный эксперимент» и «прослушивание», актов изъятия, заключений дактилоскопической экспертизы, распечаток переписки между Шименковой Н.В. и потерпевшим, зарегистрированным в социальной сети как «ФИО4», а также показаний осужденной. При этом показания свидетелей ФИО5, ФИО2, ФИО7 и ФИО6 раскрывали характер взаимоотношений, сложившихся между осужденной и потерпевшим до и после расторжения брака. Из показаний потерпевшего, свидетелей ФИО8, под псевдонимом «ФИО3», данных ОРМ, заключения дактилоскопической экспертизы действительно следует, что Шименкова Н.В. в декабре 2013 года обратилась к потерпевшему ФИО1, зарегистрированному в сети Интернет как «ФИО4», с просьбой помочь в «устранении» (убийстве) мужа. После этого неоднократно в феврале 2014 года созванивалась и встречалась с лицом, согласившимся совершить убийство, передавала последнему информацию о ФИО1 (месте жительства, работе, фотографии), аванс в размере 10000 рублей, обговаривала детали преступления, настаивала на совершении убийства, отвергая предложения избить бывшего супруга, а в марте 2014 года получила от лица, согласившегося совершить убийство, сведения, подтверждающие исполнение заказа, тогда и была задержана сотрудниками правоохранительных органов. Эти обстоятельства не отрицала и осужденная. Однако, помимо этого, Шименкова Н.В. показала, что указные выше действия совершила, поддавшись на провокацию со стороны потерпевшего, длительное время подстрекавшего её от имени «ФИО4» совершить преступление. Со ссылкой на приведенные выше доказательства, суд первой инстанции признал такие доводы осужденной несостоятельными и указал в приговоре, что инициатива на совершение преступления исходила от Шименковой Н.В., которая подыскала исполнителя и выполнила другие действия, направленные на организацию убийства по найму. Судебная коллегия считает, что такой вывод судом первой инстанции сделан без учета всех имеющихся по делу доказательств, которые были предметом изучения в ходе судебного следствия. В судебном заседании установлено и не оспаривается ни осужденной, ни потерпевшим, что Шименкова Н.В. познакомилась в сети Интернет с мужем ФИО1, который зарегистрировался там как «ФИО4», еще в августе 2013 года и что такое «знакомство» имело место по инициативе потерпевшего. Судом первой инстанции распечатки переписки между Шименковой и ФИО1 под именем «ФИО4» были исследованы (т.1 л.д.11,12, 14-18; т. 2 л.д. 39-52), но в приговоре их содержание не приведено, и оценка сведениям, содержащимся в такой переписке, судом дана без соответствующего анализа писем как Шименковой, так и «ФИО4» в их взаимосвязи и в контексте. Мотивируя тем, что инициатива на убийство ФИО1 исходила от осужденной, а умысел возник уже давно, суд в приговоре указал, что по данным переписки за 13 сентября 2013 года осужденная сообщила «ФИО4», что не знает, на что она способна, и также поинтересовалась о том, занимается ли «ФИО4» заказами на мужей. Однако анализ переписки от 13 сентября 2013 года и последующей свидетельствует об ином. Так переписка между Шименковой и «ФИО4» за 13.09.2013 составлена следующим образом (приводится дословно с сохранением орфографии и пунктуации): Шименкова – этот человек больной на голову, ему лечиться надо, он очень хороший психолог, любую женщину уговорит на то, что ему надо, только потом раскрывается его сущность. Если ты мне не веришь твое дело и оставим тогда эту тему. «ФИО4» — не будем про мужа твоего вспоминать я не хочу но при таком раскладе он больной будет врываться в твою жизнь а если я вас к себе заберу этот больной приедет и как Шименкова – если я поменяю место жительство, он знать не будет где я живу, во первых, во вторых надеюсь суд решит в мою пользу не подпускать его ближе чем на 100 метров, в третьих ты что его боишься в четвертых, что это за новость насчет забрать нас к себе. На суде будет видно как поступить дальше «ФИО4» — я реальный и адекватный и здраво смотрю на вещи…он твой муж и наверное общались и с родней и с родителями и узнать где ты для меня неделя времени неподпустят к детям я такого решения неслышал чтобы выносили я его не боюсь но боюсь за тебя и правда будет на его стороне а вас забрать да я думаю так только незамужнюю Шименкова – моя вся родня его ненавидит. да и искать он меня не будет и дети ему не нужны. он уже другую ищет в инете. зачем мы тебе с проблемами? ты можешь найти девушку и лучше и без проблем семейных? «ФИО4» — вроде в октябре развод и как ты пишешь он сам исчезнет из жизни твоей и ты свободна и одиноко будешь и без проблем всех Шименкова – в октябре только первое заседание, а как обычно с первого раза никогда не разводят, если один из супругов против, а проблемы останутся все равно с банками ты так и не ответил на вопрос? почему я? «ФИО4» — я писал тебе почему ты мне пишут другие и неинтересно с ними совсем а с тобой приятно Шименкова – и какое у тебя мнение уже обо мне сложилось? «ФИО4» — все хорошо кроме про мужа Шименкова – ты мне не веришь про него? дело твое мне врать не резон, а сочинять я так не умею «ФИО4» — дело не в вранье а как жила сним замуж вышла за больного Шименкова – я тебе еще раз говорю, он не сразу себя показал, а только после свадьбы, хотел наверно по рукам меня связать, не знаю, что в его планы входило. он до сих пор не знает, что я могу сделать и на что способна «ФИО4» — закажешь мужа Шименкова – кому? «ФИО4» — ты пишешь на все способна я спрашиваю закажешь мужа Шименкова – ты знаешь было желание его травануть, но останавливает только, что сидеть за такое г… не охота. у меня впервые в жизни возникло такое чувство убить человека. это надо так довести меня, чтобы возникло это желание. я очень долго могу все терпеть, но в один прекрасный день терпение лопается а ты что занимаешься заказами на мужей? и я написала, что не на все способна, а не знает на что. это разные слова «ФИО4» — такими заказами я не занимаюсь, есть знакомые которые многое делают за деньги я могу поговорить а ты как хочешь Шименкова – спасибо не надо. пусть живет пока мне с него еще деньги надо вытрясти «ФИО4» — меня многому научили при покупке клуба все было решено навсегда на высоком поверь уровне. Ты говоришь он больной и слышать нехочешь и вытрясти деньги говоришь может успокоиться и разойтись навсегда Шименкова – вот суд закончится и успокоюсь уже насовсем насчет него «ФИО4» — если с судом неполучиться смотри сама могу помочь Шименкова – я не тот человек, который способен на такое действие, хотя в гневе могу пожелать такое, но исполнить никогда «ФИО4» — здесь все вопросы решают очень просто и нараз это у меня с девушками не получаеться а остальному меня научили Шименкова – может девушки тебя боятся такого… с тобой опасно иметь дело. Вопреки приведенным в приговоре суда первой инстанции доводам о том, что именно Шименкова обратилась к «ФИО4» с вопросом, не занимается ли последний заказами на мужей, анализ текста свидетельствует о том, что никто иной, как «ФИО4», а по делу – потерпевший ФИО1, впервые 13 сентября 2013 года озвучил перед Шименковой Н.В. предложение о возможности физического устранения мужа последней. При этом такому предложению предшествовали признания «ФИО4» о чувствах к Шименковой как к женщине, о том, что «ФИО4» состоятельный человек и готов забрать осужденную вместе с детьми к себе, не будь у Шименковой мужа, который станет врываться в их совместную жизнь, а таких проблем «ФИО4» не нужно. Более того, из переписки следует, что «ФИО4» не просто поинтересовался, не закажет ли Шименкова мужа, а неоднократно повторял такой вопрос, подкрепляя его сведениями о наличии у него знакомых, за деньги готовых решить любые проблемы и о его собственной помощи в этом. Из переписки также следует, что Шименкова отказывается от предложения об убийстве мужа, объясняя, что она не желает такой участи для мужа, и что все вопросы должны быть решены судом, а «ФИО4» разубеждает осужденную в этом, приводя доводы, что суд не в состоянии этого сделать и вновь обещает помощь по устранению мужа, если суд не решит всех проблем. Дальнейшая переписка между осужденной и потерпевшим (как «ФИО4») свидетельствует о том, что именно «ФИО4» предлагал Шименковой варианты убийства мужа и вновь свою помощь в этом, рассказывая о совместной жизни после устранения мужа, предлагал не только найти исполнителя, но оплатить все расходы, связанные с убийством мужа, постоянно интересовался, как ведет себя муж Шименковой, например: «ФИО4» — повесить его в доме и концы в воду. наталья задушить дома могут и повесят на стройке недокапаться будет Шименкова – ты такие страшные вещи говоришь «ФИО4» — а ты как хочешь. сделаем дела заберем детей и забудем все уедем ко мне (переписка от 8 октября 2013 года). Эти данные никакой оценки со стороны суда первой инстанции не получили. Поскольку вывод суда о виновности Шименковой сделан без соответствующей оценки всех значимых для дела обстоятельств, приговор подлежит отмене с вынесением нового приговора (ст. 389.20 УПК РФ). При этом оснований для передачи дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции не имеется. Признавая Шименкову Н.В. виновной, суд первой инстанции, следуя версии органов предварительного расследования, проанализировал только доказательства, относящиеся к периоду с декабря 2013 года (со времени, когда, как указано в приговоре, Шименкова задумала совершить убийство мужа и начала осуществлять меры по приготовлению к совершению убийства ФИО1 путем приискания соучастников преступления), и оставил без оценки данные о событиях, предшествовавших этому. Вместе с тем, из материалов уголовного дела следует, что потерпевший помимо того, что вел с осужденной от имени «ФИО4» переписку указанного выше содержания, уже как собственно ФИО1 и муж в это же время присылал Шименковой Н.В. смс-сообщения, в которых писал о намерениях обратиться в суд по вопросу отобрания у осужденной детей, сумел переоформить на иное лицо автомашину, собственником которой являлась Шименкова, не принимал мер по погашению кредитов, то есть как муж (затем — бывший муж) и отец детей совершал действия и бездействия, которые в силу сложившихся между ним и осужденной взаимоотношений вызывали у Шименковой еще более негативное отношение к нему. Данные об этом содержатся в соответствующих показаниях Шименковой Н.В., объективно подтвержденных другими проверенными судом доказательствами — ответами ГИБДД МВД <данные изъяты>, прокуратуры <данные изъяты>, из которых следует, что зарегистрированная на Шименкову Н.В. автомашина «<данные изъяты>» была снята с учета в <данные изъяты> и поставлена на учет в ГИБДД по <данные изъяты> и одновременно перерегистрирована на имя ФИО9 26 октября 2013 года, в связи с чем до настоящего времени проводится проверка об обстоятельствах такой перерегистрации; перепиской между Шименковой Н.В. и «ФИО4», в которой осужденная рассказывала «ФИО4» об угрозах мужа отобрать детей, о том, что её дела совсем плохи, умереть лучше, а муж живет отлично, переоформил машину, судиться нет ни денег, ни сил; сведениями о наличии у Шименковой задолженности по кредитам, полученным в период совместной с ФИО1 жизни. При наличии указанных доказательств у судебной коллегии имеются достаточные основания для критической оценки показаний потерпевшего ФИО1 об обстоятельствах дела. Так ФИО1 как в ходе предварительного расследования, так и на судебном заседании показывал, что зарегистрировался в сети Интернет под вымышленным именем, чтобы вернуть жену и просил Шименкову в переписке помириться с мужем, что Шименкова лгала ему, как «ФИО4» о подаче в суд документов на развод, неожиданно стала объясняться «ФИО4» в любви. Вместе с тем анализ переписки, в том числе, приведенной выше, свидетельствует об обратном – «ФИО4» о примирении с мужем Шименковой не писал, напротив писал, что муж мешает; о подаче документов на развод бы осведомлен; сам первым написал Шименковой, что последняя ему нравится, что хотел бы забрать её с детьми к себе, но без проблем с мужем. Кроме того, потерпевший показал, что инициатива на его убийство исходила исключительно от Шименковой, что также противоречит данным переписки. В связи с этим судебная коллегия не может оставить без внимания и данные, приведенные в заключении судебно-психиатрической экспертизы в отношении ФИО1, согласно которым в конфликтных ситуациях у ФИО1 преобладает внешнеобвиняющий тип поведения, а при исследовании особенностей личности — обнаруживаются высокие баллы по шкалам лжи и коррекции, свидетельствующие о недостаточной откровенности испытуемого. Таким образом, показания осужденной в совокупности с данными переписки между нею и «ФИО4», документами, приведенными выше, свидетельствуют о том, что с момента переезда Шименковой в г. Новочебоксарск, потерпевший, как ФИО1 и муж, совершал действия, вызывающие негативное к нему отношение со стороны осужденной, а как «ФИО4» — одновременно с этим предпринимал действия по склонению Шименковой к совершению убийства мужа (фактически себя), внушая ей мысли о возможностях совместной жизни, но только при отсутствии мужа, о бесполезности разрешения семейных проблем посредством суда и подкрепляя это уверениями в том, что он может помочь решить вопрос по устранению (убийству) мужа в случае, если Шименкова этого захочет. В соответствии со ст.ст. 8, 32-34, ч.2 ст. 105 УК РФ организатором убийства признается такой соучастник совершенного с прямым умыслом преступления, который организовал его или руководил его совершением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководящее ими. Согласно обвинительным документам, умысел на убийство мужа у Шименковой возник в декабре 2013 года, после чего последняя стала предпринимать усилия по приисканию исполнителя преступления. Судебная коллегия считает, что доказательства, исследованные в судебном заседании, дают основания утверждать, что действия Шименковой по обращению в декабре 2013 года к «ФИО4» с просьбой помочь убрать бывшего мужа, последующие встречи с предполагаемым исполнителем заказного убийства имели место в результате провокации со стороны потерпевшего ФИО1, то есть при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что без вмешательства ФИО1 умысел на совершение такого преступления у Шименковой не возник бы, и преступление не было бы совершено. Само обращение именно к «ФИО4» не являлось случайным, поскольку, как было указано выше, «ФИО4» (он же ФИО1) на протяжении длительного времени (более трех месяцев) заверял осужденную, что при желании со стороны последней, окажет помощь в устранении мужа, не только подыскав исполнителя, но и оплатив услуги последнего. Доказательств того, что Шименкова независимо от «ФИО4» предпринимала попытки (и до декабря 2013 года) по организации убийства мужа, органы предварительного расследования не представили, ни привел их в приговоре и суд первой инстанции. Показания свидетелей ФИО5 и ФИО2, приведенные в приговоре, лишь содержат сведения о том, что после задержания в марте 2014 года Шименкова не отрицала, что решилась на убийство мужа. Ссылка в приговоре суда на то, что Шименкова и ранее обнаруживала умысел на убийство, исследованными в судебном заседании доказательствами не подтверждается и обоснованной не является. Из материалов уголовного дела следует, что Шименкова в переписке с «ФИО4» и в разговоре с лицом под псевдонимом «ФИО3» высказывалась, что у неё ранее возникало желание либо отравить мужа, либо ударить по голове (на эти выражения и сослался в приговоре суд первой инстанции). Однако желание расправиться не является обнаружением умысла, выводы о чем сделал суд первой инстанции, поскольку никаких действий, направленных на реализацию задуманного Шименкова в такие моменты и после этого (вплоть до декабря 2013 года) не совершала. Из доказательств, исследованных в судебном заседании следует, что потерпевший (и как ФИО1 и как «ФИО4») подстрекал Шименкову к совершению преступления, преследуя не цель добиться результата в виде собственного убийства (это исключалось заведомо, поскольку все действия осужденной полностью контролировались потерпевшим), а с целью скомпрометировать Шименкову и привлечь её к уголовной ответственности. О цели ФИО1 привлечь Шименкову к уголовной ответственности свидетельствуют и показания потерпевшего на судебном заседании в суде первой инстанции, где ФИО1 пояснял, что испугался за свою жизнь уже 13.09.2013, мотивируя тем, что в этот день Шименкова, якобы, впервые высказала намерение убить его (чего на самом деле не было). На вопрос стороны защиты, почему не обратился в правоохранительные органы сразу после 13.09.2013, пояснил, что пытался, но заявление не приняли, так как не было никаких доказательств. Материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что ФИО1 обратился в

правоохранительные органы в январе 2014 года сразу после того, как Шименкова в конце декабря 2013 года впервые открыто обратилась к нему с просьбой помочь устранить мужа. При указанных выше обстоятельствах действия Шименковой по обращению в декабре 2013 года к «ФИО4» с просьбой помочь в устранении мужа, последующие встречи с «исполнителем», внесение аванса и т.д., доказательства о которых были зафиксированы в результате проведения соответствующих ОРМ в связи с проверкой заявления ФИО1 о готовящемся преступлении, и данные которых положены в основу обвинения, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, поскольку умысел на совершение убийства у Шименковой первоначально отсутствовал и сформировался исключительно в результате соответствующих активных действий потерпевшего ФИО1 В связи с изложенным в содеянном ею отсутствует состав преступления. Шименкова Н.В. по предъявленному ей обвинению по ч.3 ст. 33, ч.3 ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ подлежит оправданию за отсутствием в её действиях состава преступления (на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 и п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ). В связи с вынесением оправдательного приговора, мера пресечения в отношении Шименковой подлежит отмене. Руководствуясь ст.ст. 389.16. 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия п р и г о в о р и л а : Приговор Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 1 октября 2014 года в отношении Шименковой Н.В. отменить и вынести новый приговор: Оправдать Шименкову Н.В. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 33, ч.3 ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в её действиях состава преступления. Меру пресечения в отношении Шименковой Н.В. в виде заключения под стражу отменить, освободив её из-под стражи немедленно. Признать за Шименковой Н.В. право на реабилитацию и обращение в Новочебоксарский городской суд Чувашской Республики с требованием о возмещении имущественного и морального вреда. Вещественные доказательства: диски №№ 348, 352, 353, 351, 227, 356 с аудио-видео записями разговоров и действий «ФИО3» и Шименковой Н.В., две фотографии мужчины, нарисованную схему, бумагу с адресом ФИО1, детализацию по телефонному номеру, находящемуся в пользовании Шименковой Н.В. – хранить при уголовном деле; хранящиеся в камере вещественных доказательств СО по г. Новочебоксарск СУ СК РФ по ЧР денежные средства достоинством 5000 рублей (одна купюра), 1000 рублей (пять купюр) – возвратить ФИО1, системный блок от персонального компьютера в корпусе черно-серого цвета – возвратить Шименковой Н.В. Председательствующий: судьи: